Архив рубрики: Стихи

Я открыт…

 

Я открыт любому телу:                Я открыт любому делу:
Змею, Еве, рыбе, птице –                 Дружбе, бою, чарке, брани –
Все мы тщимся неумело,                Вот труба опять запела —
Познавая, с ними слиться.                Делом я навеки ранен.

Я открыт любой любови:                Я открыт любому утру:
Страстной, горькой ли, счастливой –        На пиру или на троне —
Лишь бы ты у изголовья,                Все проходит, будем мудры,
Как вчера, была красивой.                Ввечеру нас ночь догонит.

Молитва

 

Узнаете себя в масках?
Узнаете себя, бесы?
Расплескались карнавалом по Святой Руси…
Нелюдь, будто в страшных сказках,
Нелюдь правит нынче мессу
Черную, помилуй, Б-же, со святыми пронеси!
Это мы пустили в души,
Это мы их приютили,
И кормили, и растили на погибель и беду.
Ложью запечатав уши,
Ржой глаза свои застили
И о святости забыли в дьявольском году.
Если есть нам покаянье,
Искупленье, наказанье,
Горькое мы испытанье примем здесь не зря:
О духовном подаянье
Мы молим и ждем сиянья
Свет, соткавший одеянье горнего царя.

Губеризмы

 

Игра во власть – услада негодяев.
Опасен нищий тем, что хочет кушать.
Мой старый друг… тебя-то чем купили?

Или развод, или любовь до гроба:
Наш выбор – из двух зол, но хуже – оба.

Столкнулся с ледоколом паровоз.
Дороги…дураки…больной вопрос.

Засранцем стать – так надо потрудиться.
…И передал девичью эстафету…
Я вечно беспартийный меньшевик.

Из секретарш прорвется в жены гения
Лишь хищное и цепкое растение.

Сластолюбивы евнухи порой.
И как стоят за нравственность горой!

На бравого вора нашли управу —
Но старый вор мне больше был по нраву.

Как странно видеть свет в конце тоннеля…
Мы «новых русских» любим бескорыстно.
Сел бывший диссидент за взятку в баксах.
Давно не штрафовали пешеходов…

Законченная сволочь…
Образцовая!

Когда ж мой цензор внутренний уснет?
Или закроется он на переучет моральных ценностей?..

И вечный бой хорошего с плохим…
Соцреализм в кино непобедим!
Ведь в Голливуде
Тоже наши люди…

Воспользовалось нами государство,
Нет сил надеть штаны — опять:  
— Даешь!!

Нас предавать учили не по книжкам…
Как человек опущен в наше время…
Одним звонком он стал непотопляем…
Какой пример ты подаешь потомкам?
Кто юным девам отпускал грехи, наслушался немало чепухи.
Мистический тантрический напев
уже сорвал одежды с многих дев.

Глобализмы

 

Оккупанты и мигранты разбежааалисся.
Одни местные хлопцы остааалисся.
Кто ж теперь виноват?
Квасит электорат,
Сам свободе не рад.

Не дай нам Б-г клонировать Усаму!
Я русскую учил бы языка…
Наш праздник – день победы над собой.
А если Арафат и в Рамалле – то это ради мира на земле.
Мы истину искали экстремально…
Не местные, но очень стать хотим, и ксенофобов пэрэубедим.
Крах бакса – как понос жены соседа: пусть маленькая, злая, но победа.

У нас в квартале черный участковый…
А вдруг потом родится Пушкин новый?!

Паоло Коэльо

 

Сделавший себя Богом
Не ходит по нашим дорогам.
Он крепко привязан к кровати.
Их трое таких в палате.
У них нездешние лица.
Никто из них не боится
Уйти, не успев влюбиться.
О них не всплакнет столица.
Их время – медбрат жестокий.
Инъекции – их налоги.
Лекарства – оргазм и память.
Безумие их не ранит.
Они не грустят напрасно.
Безмыслие их прекрасно.
На той стороне колодца
Раскаяться не придется.
Завидуя им, боюсь я:
А вдруг среди них очутюсь я?
Безвременье лечит горе.
Душа поет на просторе.
Соблазн зачеркнуть страницу
Измыслил нам небылицу.
О выборе верной клетки
Нам стоит подумать, детки.

Монолог Волшебника из кинофильма «Обыкновенное чудо»

 

Мне нежность разрывает душу.
Своей я клятвы не нарушу,
Перед любовью  я не струшу:
Я принимаю бой.

Ты хочешь, чтоб я изменился,
Чтоб стал другим, остепенился,
Чтобы любви твоей открылся
И был всегда с тобой.

Со мною нелегко сражаться.
Боготворить и восхищаться,
И плакать и не обижаться,
Когда тебя

Я заставляю подчиниться,
Себе под стать перемениться,
Во всем душою мне открыться,
По-своему любя.

Ярмо любви  — железа крепче,
Вериг чугунных, и не легче
Влюбленному, коль даже есть чем
Утешить ум:

Всегда один любим сильнее,
И одному всегда больнее,
И боль разлуки горячее
Неравно двум.

За что же я любим тобою?
И почему с такой мольбою
Ты ждешь, что я тебе открою
Сокровищ тьму?

Припав к губам моим напрасно,
Ты, так возвышенно прекрасна,
Понять стремишься, что лишь ясно
Мне одному:

Все тлен, все прах; и эти губы
Есть морок, сон;
Объятья, чувственны и грубы,
Когда влюблен.

Мы, с нашей лаской и любовью,
Во тьме сгорим,
Лишь Он приникнет к изголовью,
Неумолим.

Жирики

 

Сын, книга, дерево… и место в анекдотах.

Корявая Фемида близорука…
Лоббизм – это искусство иль наука?

Я — патриот. Другим не наливать!
Зачем будить имперскую химеру?
Был Березовский самых честных правил…
Мы —  партия прилавков с колбасой!
Мы, профессиональные нудисты…
И дядя Сэм напрасно вскинул «першинг»…
Страну зачистим конституционно!
Мать-русская, отец — директор бани.

За лесом надзирал вегетарьянец.
По этой, или по другой причине  
Систему сдержек и противовесов
В лесу он обеспечить не сумел.

Коррупция в России? – Чепуха!
Кто первым бросит камень, без греха?

Мой Б-г, как тяжело быть шоуменом…
Пост думский не бросали б до поры…
А это наш дворовый ницшеанец.
А сукин сын, увы, уже не наш.
Давно не примерял я кепку мэра…
И как бы сионисты не пыхтели…
Министр, пусть голый, — тоже человек.
Скинхэд в России больше чем скинхэд…

Любил он власть… и вот она, в ответ…
Так полюбила, что его и нет
Уж с нами…

Зачинщик перемирия повешен,
И с новой силой разгорелся бой.

Игру «Зарница» провести бы в Думе –
Но только где взять женский батальон?

Укупники

 

Мне кажется, женаты мы с рожденья…
Куда угодно… только не с тобой!
Женюсь… хоть на тебе! Тебя – не жаль.
Верни мне все дары мои…Вот список.
В сеть брака в нерест не идет мужик…
У женщин рожки скрыты за прической.
Готов на все. Семейный стаж 7 лет.
Брак будит в юной деве паучиху.
Позволь мне насладиться не тобой…
Не дай вам Б-г жениться на юристе…
М/п, ж/п, женат… чего же боле?
Нет, чур я первый вас бросаю :)

Ах, племя девичье…
Любил бы я тебя,
Когда б не СПИД, мужья,
Беременность и дети.

Извечная проблема — при жене
Взгляд пойманный девицы в том окне.

Музе

 

Истаяла, истомилась
Душа. Заалело пламя.
Случайно ты мне явилась.
Явила свой лик и знамя.

Нездешняя, неспокойна,
Взяла, повела по следу.
Я буду тебя достойным.
Забвенье – моя победа.

С которым из нас сольешься?
Счастливчиком буду ль избран?
Кому ты дождем прольешься?
Кого пригласишь на тризну?

О вздоре, о сердца боли
Не смею тебе поведать.
Мы съели с тобой пуд соли.
Любви не пришлось отведать.

Жестокая ты, больная,
Измученная свободой.
Я верю тебе. Я знаю:
Мы дети дурного года.

Безмолвие – это кара.
Я паж твой и твой властитель.
Приму я судьбы удары.
Лишь ты не оставь, спаситель.

Из Китса. Сонет одной американки

 

Примечание демиурга: На самом деле ее фамилия Нехихикович.
Чуть-чуть переделал, не удержался.

Когда мне в сердце заползает смерти страх,
Что мысль пером не исчерпав, умру, —
В тревоге книгу я беру, в чьих закромах
зернится мысль по злато-чёрному ковру.

Коль в гордой поступи прочту ночных светил,
узрю влюблённости неясной облака,
счастливый случай чту, что встречу подарил:
их очертанья создала его рука.

Как жалко, ветреный дружок мой, Мотылёк,
что больше в жизни не увижу я тебя:
недолговечен беззаботный срок
любви без отклика. Я ухожу, любя…

И на краю вселенной оказавшись, я,
Дождусь, когда любовь и слава бытия,
исчезнут в омут, вне сознания.