Архив рубрики: Стихи

Статуя Тирана

 

Шел на рекорд и мертв.
Не удержал. Устал.
Пуст пьедестал.

На беду матерям,
Мастером смертных дел
Стать он сумел.

Выигранный бой с судьбой –
Майя, фантом. Сном
Не убаюкать гром!
Выбери — жить. Быть!
Остановись! Всмотрись.
Синяя высь.

Счастию двух глух,
Воле судей слеп.
Горек его хлеб.

В мире весна красна.
Нем исполин. Один.
Мертв и непобедим.

Парламентский час

 

Закройте выезд незамужним дамам!
Лет на 15 остановим экспорт.
Невесты нынче нам самим нужны:
Создать гарем в масштабах всей страны —
Почетная, нелегкая забота.
Ну не дай Б-г, ты обойдешь кого-то,
Пропишешь ему трех — он хочет пять
Невест, и голову ломай, где взять.

Поэт на берегу Стикса

 

Нарисуй — и расстанешься?
Что писал – позабудут?…
—    Свет небесный – останется.
Мир с тобою пребудет.
Только люди любимые,
Только речи сердечные,
Нежно в сердце хранимые,
Будут помниться вечно мне.
Нет смертей и разлуки нет,
С вами нет расставания:
Мне останется вечный свет
Ваших душ в назидание.

Кримики

 

Избавим от излишней инвалюты.
Должник при жизни выглядел беднее…
Второе покушение – бесплатно!
Остановите «счетчик» — я сойду.
В милиции научат этикету!
Гранатомет – не довод джентльмена.
Закон омерты и в России верен.
Не воровать в России незаконно!
А дятел оказался стукачок…
А в нашем городке – сезон отстрела.
Сглаз, порча, устранение по фото…
Был до реформы скромным вышибалой…
Он вел разбой во славу Дульсинеи.
Чиновник девственен до первой взятки.
Нет, я на стрелки больше не ездок.
Расстрел на месте  — или штраф в сберкассу?
Нет, не напрасен был бронежилет…
Преступника нашли по экскрементам.
Вступил из пионеров – в «коза ностру».
Утюг у вас какой-то не бандитский.
Палач. Рубли, зачеты, предоплата.
И маски-шоу на 8 марта…
Я ненавижу крупных дебиторов.
За сколько вы меня-то заказали?

Корректировка линий на руке
У третьих лиц; есть крупные калибры.

А Пушкин ни за что не отвечает…
Гнилой базар! О времена, о нравы!

Догонят – не догонят? – вот вопрос.
А красть – не красть? – так это ж наше кредо!

Зову

 

Если… да что говорить…. Дальние споры смолкают.
Тише…. Так хочется жить! Тенью лучи проявляют
Створ, крестовину окна. Пихты  и кончики елей
Золотом красит луна: как мы, слепцы, проглядели?
Вглубь застарелых аллей конки рельеф обмелевший
Тащит вчерашних затей выспренний, полуистлевший,
В сторону сметенный сор переразмеченных правил.
Словно пустой разговор в силе прошенье оставил.
Миловать, милый, молить – выпросим вместе забвенье,
Правда ведь, меньше болит? Скоро вдвоем очищенье
Примем, о, грешники сфер книжных, мещанских, приблудных
К действу мальчишеских шхер! Боцманов путь многотрудных,
Смело ведущих вперед в бой корабли в половодье,
Здесь, начинаясь, зовет! Юное, наше отродье
Сделало музыку дня явственной даже калеке,
Словно щепотку огня дав в назиданье о веке,
Общем и выданном всем. Настрого свят, в упованье
Новый встает Вифлеем. Горечь отринута. Данью
Время пески диадем плещет в глаза мирозданью.

Цикл «Возрасты»

 

Выпустил голубя.
Клетка открыта.
Пусто на сердце.Выпустил голубя.
Клетка открыта.
Пусто на сердце.

Немолод,
Сед,
Но сердцем все тот же мальчик…

Дочка пришла на рассвете.
Смело на маму глядит.
Старость?

Ученик победил.
Учителю дарит цветы.
Победа одна на двоих.

Юноша плачет.
Девушка любит другого.
Может, вернется?

Калека попросит…
Ответ не услышав,
Дальше бредет не спеша.

Он не хочет  детей.
Он ли тот,
Кому я доверялась?

Не тревожь мои сны,
Напрасно не мучь –
Не твоя.

Сын прибежал.
Маленький, смелый.
Мой шанс на свободу.

Улыбка на детских губах.
Вспомнил тебя…

Автопортрет

 

Мне даны: сутулость,
Легкая занудность,
Совести уснулость,
Слухам неподсудность,
Грех стихосложенья,
Шаг вперед летящий,
Дерзость уваженья
К битве настоящей,
Книжные любови,
Жесткие постели,
Голос древней крови,
Творчества метели,
Мне дано немало,
Спросится ли, нет ли?
Все же я недаром
 Жил на белом свете.

… Ах, чертовая мельница,
Ах, дружеская вольница…
Покамест цель виднеется –
И умирать не хочется.

Мещанизмы

 

Жил хорошо. Завидовал себе.
Заслушался фальшивым Паваротти…
Я стал свиньей? – А кем я раньше был?
Приехали и в душу помочились.

Посмертно восстановлен из костра.
Ошибку признаем: земля-то вра…

На украденный честным путем
Рубль —  с тобой мы еще попоем!

Гаишник, санитар дорог,
Хотел не взять бы – да не смог.

Читатель мой… не в это ли мгновенье
Стихом вас так же пучит вдохновенье?

Обретение Судьбы

 

Ткут Парки пряжу; челн снует,
Рисунок прихотливый
Из мелких судеб создает
Наш демиург ленивый.

Клаустрофобия души выводит на охоту.
Невидима ему, в тиши свершилася работа.
Из средоточия причин мы следствие выводим:
Пусть даже  Мастер он – один для битвы непригоден.
Ему неведома Она – но встреча недалеко.
Не сочинителя вина – он дотянул до срока,
Который указал творец… тревожна и открыта,
Презрев терновый свой венец, случится Маргарита.
Он не загадывал, не ждал, не приближал ненастье…
И нашего не замечал в интриге соучастья.
Провинциальный врач, брюнет, магистр Преисподней,
В чистилище дает ответ за пир, что был сегодня.
Мы, подарив ему ее, не смеем оставаться.
У небожителей свое есть право: расставаться
С творениями рук своих… Не алкая в том прока,
Пустили вскачь сердца двоих, уже не одиноких,
Отдали счастье им в обмен на свет и на бессмертье…
А несвободу райских стен — не прошибить, поверьте!

Иисус Назереянин

 

Сопричастные снам — бормотали проклятья:
«Проповедовал бунт чародей!»
В эту ночь испугался распятья
Самый слабый среди людей.
Никого ведь за ним – всех сморило ненастье:
Тщетна суетность мирной борьбы.
Площадь зрела ценою несчастья
Одного, его горькой судьбы.
А толпа? Потешалась. Плевала. Грозилась.
И смутьяну грозил самосуд.
Их потомки, что позже родились,
Его лик на костры понесут.
Человек. Чаша тяжкая. Отче оставил –
Безучастно глядит с высоты…
Вот с тех пор Его именем правят
И опять распинают кресты.