Архив рубрики: Стихи

Зову

 

Если… да что говорить…. Дальние споры смолкают.
Тише…. Так хочется жить! Тенью лучи проявляют
Створ, крестовину окна. Пихты  и кончики елей
Золотом красит луна: как мы, слепцы, проглядели?
Вглубь застарелых аллей конки рельеф обмелевший
Тащит вчерашних затей выспренний, полуистлевший,
В сторону сметенный сор переразмеченных правил.
Словно пустой разговор в силе прошенье оставил.
Миловать, милый, молить – выпросим вместе забвенье,
Правда ведь, меньше болит? Скоро вдвоем очищенье
Примем, о, грешники сфер книжных, мещанских, приблудных
К действу мальчишеских шхер! Боцманов путь многотрудных,
Смело ведущих вперед в бой корабли в половодье,
Здесь, начинаясь, зовет! Юное, наше отродье
Сделало музыку дня явственной даже калеке,
Словно щепотку огня дав в назиданье о веке,
Общем и выданном всем. Настрого свят, в упованье
Новый встает Вифлеем. Горечь отринута. Данью
Время пески диадем плещет в глаза мирозданью.

Цикл «Возрасты»

 

Выпустил голубя.
Клетка открыта.
Пусто на сердце.Выпустил голубя.
Клетка открыта.
Пусто на сердце.

Немолод,
Сед,
Но сердцем все тот же мальчик…

Дочка пришла на рассвете.
Смело на маму глядит.
Старость?

Ученик победил.
Учителю дарит цветы.
Победа одна на двоих.

Юноша плачет.
Девушка любит другого.
Может, вернется?

Калека попросит…
Ответ не услышав,
Дальше бредет не спеша.

Он не хочет  детей.
Он ли тот,
Кому я доверялась?

Не тревожь мои сны,
Напрасно не мучь –
Не твоя.

Сын прибежал.
Маленький, смелый.
Мой шанс на свободу.

Улыбка на детских губах.
Вспомнил тебя…

Автопортрет

 

Мне даны: сутулость,
Легкая занудность,
Совести уснулость,
Слухам неподсудность,
Грех стихосложенья,
Шаг вперед летящий,
Дерзость уваженья
К битве настоящей,
Книжные любови,
Жесткие постели,
Голос древней крови,
Творчества метели,
Мне дано немало,
Спросится ли, нет ли?
Все же я недаром
 Жил на белом свете.

… Ах, чертовая мельница,
Ах, дружеская вольница…
Покамест цель виднеется –
И умирать не хочется.

Мещанизмы

 

Жил хорошо. Завидовал себе.
Заслушался фальшивым Паваротти…
Я стал свиньей? – А кем я раньше был?
Приехали и в душу помочились.

Посмертно восстановлен из костра.
Ошибку признаем: земля-то вра…

На украденный честным путем
Рубль —  с тобой мы еще попоем!

Гаишник, санитар дорог,
Хотел не взять бы – да не смог.

Читатель мой… не в это ли мгновенье
Стихом вас так же пучит вдохновенье?

Обретение Судьбы

 

Ткут Парки пряжу; челн снует,
Рисунок прихотливый
Из мелких судеб создает
Наш демиург ленивый.

Клаустрофобия души выводит на охоту.
Невидима ему, в тиши свершилася работа.
Из средоточия причин мы следствие выводим:
Пусть даже  Мастер он – один для битвы непригоден.
Ему неведома Она – но встреча недалеко.
Не сочинителя вина – он дотянул до срока,
Который указал творец… тревожна и открыта,
Презрев терновый свой венец, случится Маргарита.
Он не загадывал, не ждал, не приближал ненастье…
И нашего не замечал в интриге соучастья.
Провинциальный врач, брюнет, магистр Преисподней,
В чистилище дает ответ за пир, что был сегодня.
Мы, подарив ему ее, не смеем оставаться.
У небожителей свое есть право: расставаться
С творениями рук своих… Не алкая в том прока,
Пустили вскачь сердца двоих, уже не одиноких,
Отдали счастье им в обмен на свет и на бессмертье…
А несвободу райских стен — не прошибить, поверьте!

Иисус Назереянин

 

Сопричастные снам — бормотали проклятья:
«Проповедовал бунт чародей!»
В эту ночь испугался распятья
Самый слабый среди людей.
Никого ведь за ним – всех сморило ненастье:
Тщетна суетность мирной борьбы.
Площадь зрела ценою несчастья
Одного, его горькой судьбы.
А толпа? Потешалась. Плевала. Грозилась.
И смутьяну грозил самосуд.
Их потомки, что позже родились,
Его лик на костры понесут.
Человек. Чаша тяжкая. Отче оставил –
Безучастно глядит с высоты…
Вот с тех пор Его именем правят
И опять распинают кресты.

Кнышизмы

 

Клише для новостного блока.
В подъезде своего дома обнаружен незарегистрированный неработающий N. Нападающие, предположительно лица той или иной национальности, не установлены. Фоторобот нечеткий. Джип и джакузи N осиротели и ищут нового хозяина.

Простая скалка в опытных руках…
Коллекция «100 лучших анонимок».
Джинсовая реклама «Запорожцев»…
Контрабандисту дорого внимание…
Теперь по блату в космос не берут.
Он и рога носил бы элегантно.
Буржуй усыновил Кибальчиша.
Кормился тем, что ум сдавал в аренду.
Авторитетный человек — а пукнул!
И плакал над портретом первой тещи…
Ну где же мне найти вторые зубы?
Шпиона обменяли на тушенку.
Где б нам уединиться на троих?
Не так уж я похож на идиота…
Товарищ в маске, вы не Фантомас?
На Запад не угонишь иномарку…
Пираньям недокладывают мяса!
Скажи-ка, дядя, баррель не упал?
Последним рассосался энурез…
Из протокола: «Ковырял в носу на совете директоров».

Что только не таится на котах,
Помимо лишая обыкновенного…

Привидение в малиновом пиджаке.
Он в Склифе был почетный гость и после третьей попытки суицида получил дисконтную карту.

Политиканы

 

Невесело веселье негодяев…
Шакал своих повадок не меняет…
Как Ленин все успел, без интернета?
Все Корлеоне неприкосновенны!
Испортил песню искренним фальцетом.
В героях ощущался недостаток…
—    Так это ты пытал Кибальчиша!
У рэкетира тоже есть душа….
Записывают в очередь на порку…

Позавтракает нами государство –
Или отужинает: вот вопрос эпохи!

Проверив выживаемость народа
В который раз за эти 2-3 года…
…А тех, кто плохо кушал, съест Гайдар!

Брат-демократ… и ты – ни в зуб ногой?
Чем же был хуже красный предок твой?

Кровавый мальчик гарвардский ученый…

Приятно быть за Родину в ответе…
Сумев предать – сумей и повиниться
(В предательстве достигнув совершенства).
Ведь проигравших больше не съедают!

Простой владелец вышки нефтяной…
Ты чем-то провинился пред страной!

Я открыт…

 

Я открыт любому телу:                Я открыт любому делу:
Змею, Еве, рыбе, птице –                 Дружбе, бою, чарке, брани –
Все мы тщимся неумело,                Вот труба опять запела —
Познавая, с ними слиться.                Делом я навеки ранен.

Я открыт любой любови:                Я открыт любому утру:
Страстной, горькой ли, счастливой –        На пиру или на троне —
Лишь бы ты у изголовья,                Все проходит, будем мудры,
Как вчера, была красивой.                Ввечеру нас ночь догонит.

Молитва

 

Узнаете себя в масках?
Узнаете себя, бесы?
Расплескались карнавалом по Святой Руси…
Нелюдь, будто в страшных сказках,
Нелюдь правит нынче мессу
Черную, помилуй, Б-же, со святыми пронеси!
Это мы пустили в души,
Это мы их приютили,
И кормили, и растили на погибель и беду.
Ложью запечатав уши,
Ржой глаза свои застили
И о святости забыли в дьявольском году.
Если есть нам покаянье,
Искупленье, наказанье,
Горькое мы испытанье примем здесь не зря:
О духовном подаянье
Мы молим и ждем сиянья
Свет, соткавший одеянье горнего царя.